Смысл обязанности

Смысл обязанности

Того, кто никогда не сомневался в качестве своей работы, кто никогда не думал о том, что все, что он делает, бесполезно, у кого никогда не было ощущения, что вся его деятельность напрасна, одним словом, того, кто никогда не чувствовал «нуля» в своих делах, не заинтересуют написанные здесь строки. И наоборот, тот, кто как я пережил трудности, возникающие в таком состоянии, сможет оценить то облегчение, которое я чувствую сегодня, уже немного лучше понимая, что и зачем я делаю.
Бесспорно, возраст и опыт сделали меня более эффективной и, стало быть, более уверенной, но в моей профессии – я преподаватель – нет критериев правильной оценки и главное, конечно, не в этом.


Этический вопрос

Я вспоминаю разговор, состоявшийся с моей коллегой приблизительно лет десять назад:

 - А как у тебя с учениками, всё нормально?

– Да, стало получше.

– Получше с каких пор? 

– После того, как я стала смотреть на них с точки зрения этики. 

 Этика означает для меня то, что я стараюсь смотреть на своих учеников, как на людей одинаково уважаемых. Каждый из них имеет право, которое я реализую, исполняя свою обязанность преподавания. Спустя десять лет я могу признать, что выполнение этой практики всё изменило. Включая и то, что вопреки всем ожиданиям, возросла моя любовь к ученикам и коллегам.

Беспокойство по поводу «этики» не есть что-то новое и оригинальное. Она всегда была неразрывно связана с воспитательным опытом, но никогда не было общего мнения о ее реальном значении, о ее конечной цели, и тем более о том, каким образом ее изучать. В самом начале несколько ключей мне дала философия Остада Элахи, чтобы я могла приступить к практике. Ничего сенсационного, никакого неожиданного откровения, лишь постепенное созревание, движение к которому мне, кажется, позволяет лучше понимать и более тонко воспринимать мое предназначение как человека, мои права и обязанности. Этот подход не является ригористическим применением фиксированных правил, и мы не найдем в нем схем, подходящих абсолютно ко всем ситуациям и видам деятельности. Каждый сам должен найти своё решение путем размышлений, используя свой разум и здравый смысл. Зато в нем есть правила и принципы, к которым важно обращаться при совершении своих выборов. Большим облегчением для меня стало знание о том, что 1) такие ориентиры существуют, 2) что они не противоречат моей свободе выбора и 3) что они являются частью системы, которая мне кажется совершенно цельной. В самом деле, какое испытываешь облегчение от того, что  можно совмещать то, что сегодня я ощущаю как этическую необходимость, с рекомендациями, не противоречащими ни моему разуму, ни моей логике, ни моему недоверчивому по природе уму.    

Обязанности и права

Если мы смотрим на мир с точки зрения прав и обязанностей, мы постоянно находимся в положении третейского судьи между правами и обязанностями. Это предполагает, что мы их уже знаем, иначе говоря, что мы их искали, нашли и выучили. Но когда мы понимаем то, что все существа имеют права, и их несоблюдение является неисполнением обязанности; когда мы понимаем, что посягательства на права других означает деланье долгов, за которые рано или поздно придется платить; когда мы понимаем, что по отношению к самим себе у нас также имеется много разных обязанностей, имеющих строгую иерархию, тогда у нас возникает что-то вроде головокружения от количества предстоящей работы. Здесь есть отчего упасть духом даже самому замотивированному и волевому человеку. И что же делать? Бросить? Невозможно. Как только мы обнаруживаем в себе потребность стать лучше, стремление вести себя более человечно и более правильно, нельзя идти на попятную, потому что сделать это, всё равно, что отказаться от важной части себя, что означает большую потерю. Но почему бы не попробовать применить на практике несколько простых правил и не понаблюдать за возможными эффектами? 

Ощутимые эффекты

Уже с первых шагов я смогла заметить целый ряд эффектов, ставших для меня доказательством того, что это дело правильное и нужное. Когда я только начинала преподавать, некоторые ученики так выводили меня из себя, что мне приходилось выходить из класса в состоянии неконтролируемой ярости и плакать от расстройства. Между мной и учениками порой была беспощадная война, и я выходила из нее куда более разбитой, чем они. Я помню особенно неприятный обмен любезностями с ученицей третьего класса и шушукающий комментарий ее соседки: «Вау! Да ты ее действительно ненавидишь!». И моя ученица ответила: «Это не я, это она меня ненавидит». Я сделала вид, что не услышала, но она была права: во всяком случае, в тот момент я ее ненавидела. В то время я считала, что так происходит из-за моего раздражительного характера, моей нетерпимости, а также из-за них, потому что они были не такими, какими им следовало бы быть! Однако постепенное понимание прав и обязанностей выявило совсем другую реальность. Что больше всего беспокоило меня в отношениях с учениками: ощущение, что я не исполняю свой долг по отношению к ним или же явная демонстрация того, что я неспособна «руководить» некоторыми классами? Очевидно, и это было ясно, что мой имидж был для меня важнее качества выполняемой работы. Ничего особенно оригинального в этом признании нет, но помимо того, что оно приподняло край завесы с горы гордыни, оно стало для меня отправной точкой попытки перецентрирования: для кого и для чего я училась этой профессии? Перед кем я должна держать отчет: перед директором школы, перед инспектором, перед родителями учеников, перед самими учениками? Разумеется, перед всеми ними. Но прежде всего, перед самой собой, своей совестью, своим внутренним гидом, к которому я обращаюсь, пытаясь совместить свои поступки с этическими принципами, которые пытаюсь усвоить. Это долгий и поступательный процесс, но сегодня я могу сказать, что я увидела действенные эффекты. Например, то что я стала стараться просто исполнять свои обязанности и прояснила для себя цель, освободило меня от страха перед учениками; зная, что я стараюсь делать лучшее ради их блага, я могу говорить с ними более откровенно, и они принимают это без проблем. Я уже говорила о возрастании любви, которую я стала испытывать ко всем, но я замечаю также и то, что я стала более беспристрастной (в рамках того, насколько это «технически» возможно, поскольку все мы знаем, что объективности не существует).  Когда я чувствую некоторое раздражение по отношению к одному из них, я стараюсь быстро контратаковать при помощи подбадривающего слова или просто позитивной мысли, и «это работает!», злоба исчезает.

Конечно, гнев все еще присутствует, также как нетерпение, фрустрация, разочарование, усталость, опасность уныния и т.д. Но если мы действуем «из чувства долга», мы становимся сильнее, менее уязвимы и, возможно, менее требовательны к самим себе, поскольку более сознательны: да, я не совершенный учитель; да, многие лучше меня; да, мое эго страдает от того, что соглашается с этим; но если я смогу исполнять свои профессиональные обязанности из чувства долга, я смогу лучше принимать себя такой, какая я есть, со своими слабостями и недостатками, я смогу также перенести борьбу на другую почву, касаясь чего-то более важного, чем моя профессиональная компетенция, даже если она и повышается, например, уверенности. Когда мы делаем что-то из чувства долга, мы не ждем никакого результата, и вот то немногое, что я заметила: чем больше я действую с намерением исполнить свои обязанности, тем меньше меня огорчает негативный результат или критические замечания о моей работе (но это не значит, что я с ними не считаюсь), и тем больше я учитываю обстоятельства, когда меня хвалят. Сегодня я знаю, что ни за что на свете я не променяла бы глубинную ясность, приобретенную в результате взгляда на вещи под таким углом, на все похвалы коллег и начальников. Есть удовольствия, которые удовлетворяют эго, но они недолговечны и призрачны, а есть удовольствия, эффект которых длится долго и только усиливается. 

Моя внутренняя революция

В книге «Путь к совершенству» Бахрам Элахи пишет, что «как только наши выборы, поведение и поступки перестают диктоваться исключительно импульсами эгоистичного эго, а идут из сознательного желания быть настоящим человеком, наша жизнь становится духовной» (гл. 20, стр.106-107). Признание в себе наличия «духа», стремления к трансцендентному, которое, думаю, есть в каждом человеке, произвело во мне внутреннюю революцию. Присутствие тонкое и смутное, но практика прав и обязанностей постепенно делает его более ясным и ощутимым. Такая духовность является естественной, потому что соответствует подлинной природе нашего глубинного Я, позволяет ему расти и «потому что практикуется изо дня в день, в мельчайших повседневных делах, как в незначительных вещах, так и в моменты принятия самых важных решений» (гл.20, стр.106). И хотя от роли третейского судьи, необъятности и сложности предстоящей работы возникает чувство головокружения, есть уверенность в том, что мы останемся в выигрыше, достигнув лучшего знания себя, и развив в себе лучшие человеческие качества, позволяющие жить в большей гармонии с самими собой и с другими. Это громадный проект с многочисленными, часто взаимосвязанными, строительными площадками, где не всегда просто понять, с чего начинать и где усердствовать в первую очередь, поскольку составить представление о состоянии стройки сложнее, чем оценить продвижение. Но если говорить в двух словах, для меня важнее всего то, что жизнь, рассматриваемая подобным образом, имеет смысл.

23.05.2012, 17:04 | 2888 просмотров | 0 комментариев

Cтатьи

Наставничество

Кратко: Совокупность средств, ведущих человека к духовному совершенству. Духовность в понимании Остада Элахи представляет собой обучающий процесс. В самом деле, ее цель заключается в том, чтобы подвести человека к состоянию когнитивной зрелости,... подробнее »

20.06.2012, 09:15 | 3423 просмотров | 0 комментариев


Размышления о ценности мира

Количество мудрых мыслей показывает, что мудрости не достигнешь без постоянных размышлений о подлинной ценности всякой вещи. Но слово «ценность» на самом деле двусмысленно: это и собственная ценность всякой вещи и ценность, которую мы субъективно... подробнее »

19.06.2012, 14:40 | 3769 просмотров | 0 комментариев


О доказательствах существования Бога - III

Паскаль был прав, когда говорил, что доказательств существования Бога недостаточно, чтобы дать веру тому, у кого её нет. Чтобы узнать о существовании Бога, необходимо иметь что-то большее, чем «суждение разума». Что именно? Подсказка дана... подробнее »

11.12.2013, 11:02 | 4137 просмотров | 0 комментариев